April 2nd, 2017

old

(no subject)

Оригинал взят у rencus в exercises in political theology: Восток и Запад
коротко говоря, действительно фундаментальная разница между "западным" и "восточным" христианством состоит вовсе не в догматических формулах (их нетрудно унифицировать, обратившись к наследию первых веков христианства), даже не в ритуалах (их различие нетрудно списать на исторически сложившиеся местные особенности, которых везде множество), тем более не в календарях, которые используются в богослужебной практике, а в подразумеваемой, хотя никогда не проговариваемой эксплицитно, модели отношений между Богом, первосвященником и народом: на востоке народ зависит от Бога, находится в Его власти, Бог зависит от первосвященника, это значит его видит и слышит, внимает его молитвам и прочее такое, а первосвященник, в свою очередь, зависит от народа, т.е. внимателен к его нуждам и, как всякий лидер, нуждается в его "аксиос", корректируя, в случае нужды, своё поведение, на западе, наоборот, Бог зависит от народа, рассматривая его как своё орудие и предмет своего попечения, т.е. сохраняется концепт избранного народа, который зависит от первосвященника, рассматривая его как своего господина (командира, если так понятнее), а первосвященник, соответственно, зависит от Бога, является Его управляющим, земным исполнителем Его воли, оттого всегда может быть, в случае нужды, отозван со своего поста, на практике это значит принесён в жертву или попросту заменён на кого-то другого, сравнивать эти две модели можно сколько угодно долго и со вкусом, у каждой из них есть свои преимущества и ограничения, но они, безусловно, друг друга исключают